В проекте «Время Ч» краевого театра драмы начался новый цикл

Фото: Алтайский краевой  театр драмы  им. В.М. Шукшина.
Фото: www.ap22.ru

Его режиссер Татьяна Тимофеева назвала «Простые истории».

И первая же пьеса – текст драматурга Светланы Баженовой «Как Зоя гусей кормила» – обнаружила всю условность и этого определения, и нашего обыденного понимания пресловутой житейской простоты. «Это как бы истории про людей вокруг нас», – так объяснила концепцию Татьяна Тимофеева, а заодно сообщила зрителям, пришедшим на читку впервые, что это не настоящий спектакль: артисты читают текст буквально с листа, а элементы театрализации минимальны.

Девушка-весна

Есть условные декорации – кровать и диван, фикусы в горшках и старенький торшер. Но и того оказалось достаточно, чтобы погрузить зрителей в застывшую атмосферу однокомнатной квартиры в неназванном провинциальном городе, где живут почти столетняя мать Зоя Марковна (ее играла актриса Любовь Сорокина) и ее 60-летний сын, одинокий ученый Владимир (Александр Шубин), ожидающий, что престарелая родительница со дня на день отмучается. Живут в одной комнате, перегороженной пополам шкафом, по давно заведенному распорядку.

И в этот пыльный, немного затхлый мир врывается Женя – жизнерадостная юная девушка из деревни, которую привез давний приятель Владимира – Плоцкий (Константин Кольцов). Привез с очевидной для всех (кроме самой Жени) целью: развлечь заживо похоронившего себя Владимира после кончины матери. Вот только мать, вопреки прогнозам врачей, не умирает, так что теперь они живут втроем – Зоя Марковна, Владимир и Женя. Причем, последние двое вынуждены делить раскладной диван, но отношения их остаются платоническими.

Если вы думаете, что это какая-то тоскливая история о тщете и бытовой неустроенности, то нет, Светлана Баженова написала очень смешной текст с вполне жизненными персонажами: вздорной старухой, предположительно, в деменции, пожилым холостяком-книжным червем и энергичной провинциалкой (автор так и определяет Женю в списке действующих лиц – «девица»). Приехавшая в мае Женя, очевидно, – девушка-весна, способная растормошить любого, даже столетнюю бабку, у которой и тут болит, и там болит. Но играющая Женю Анастасия Дунаева, на сцене буквально излучающая какое-то свечение, наделила свою героиню хрупкостью и уязвимостью, а комический нахрап – лишь маскировка. Но насколько она на самом деле уязвима, обнаруживает внезапное нападение циничного Плоцкого, для которого это не более чем красивая дурочка. После этой сцены, написанной (и прочитанной) виртуозно и жутко, Женя расстается со своими наивными планами и уезжает обратно в деревню.

Из разных вселенных

– Амплитуда пьесы Баженовой – «качели» от смеха до слез, – сказала Татьяна Тимофеева, предваряя обсуждение со зрителями – важную часть проекта читок. – Она написана в 2015 году и много раз ставилась в разных театрах. И не только по причине своей прекрасной драматургии, но и потому что предназначена для камерного состава, это тоже ценится.

Барнаульские зрители, кстати, уже имели возможность познакомиться с творческим почерком Светланы Баженовой. Ученица знаменитого уральского драматурга Николая Коляды приняла участие в лаборатории по Шукшину, где на основе биографии нашего земляка написала пьесу-фанфик «Ныряй!». Книга, несмотря на совершенно неожиданный сюжет (а может, благодаря ему), заняла первое место в зрительском голосовании и скоро будет представлена в театре драмы в виде эскиза.

– Когда говорят: «Ну, это простые люди», я думаю, каждый чувствовал какую-то двойственность в этом слове. Внутри ситуации простоты нет, и люди как раз непростые, потому что разные, – говорит Татьяна Тимофеева. Ирония и черный юмор, по ее словам, роднят пьесу «Как Зоя гусей кормила» с культовой драматургией Мартина Макдонаха, в частности, с «Королевой красоты», где в ирландском захолустье живут вдвоем престарелая мать и взрослая дочь.

– Я не знаю, действительно ли Зоя Марковна ждет смерти или не хочет оставлять своего сына одного, – говорит сыгравшая ее Любовь Сорокина.

Проникнувшись обманчивой простотой истории, зрители сначала размышляли, могло ли все сложиться по-другому, и нельзя ли было Жене как-то остаться с пожилым Владимиром (кто-то даже сравнил предложенные публикой сюжетные ходы с сериалами на втором канале). Но актриса Анастасия Дунаева уверена, что пьеса заканчивается ровно так, как должна: «Мне кажется, даже если бы не случился акт насилия, но был просто разговор, Женя бы все равно собралась и уехала. Может быть, позже». А одна из зрительниц считает, что в финале автор и вовсе выводит мать и сына из человеческого измерения:

– Для меня самый странный персонаж – случайная уборщица, потому что она тут вообще не нужна. Я подозреваю, что это фигура Смерти. Она к Зое Марковне стучится, и все достучаться никак не может. У них же там часы из магазина приколов, они вне времени абсолютно! Плоцкий и Женя должны существовать в человеческом измерении и возвращаются в него, а эти двое – вне времени.

КАРПОВА
Любовь
 
По теме
В воскресенье, 3 марта , в  Государственном художественном музее Алтайского края  (улица Максима Горького, 16) состоится лекция «От гармонии к распаду.
Ветряная оспа на сегодняшний день является одной из самых распространенных инфекций у детей после ОРВИ и кишечных инфекций и может вызывать тяжелые осложнения вплоть до летального исхода.
Комитет по образованию