Руками мастериц: в Барнауле открылась выставка вышивки

Выставка старинной и современной вышивки «И расцветут цветы на ткани…» открылась в выставочном зале Алтайского государственного краеведческого музея.

Экспонаты разместили в том же пространстве, которое сотрудники АГКМ сотворили для прошлого выставочного проекта «Про цветы». Тогда они превратили свою экспозиционную площадку в «городской сад» с газонами, беседкой и шпалерными решетками и украсили его сотнями собственноручно изготовленных искусственных цветов. Зрителям обещали, что это оформление останется на весь год, преображаясь в соответствии со сменой сезонов, и слово сдержали: теперь этот сад – летний, а витрины сверху превратились практически в клумбы. Но эффектный антураж едва ли отвлечет от главного – удивительных произведений мастериц, живших на Алтае в разные эпохи.

Трудоёмкий  процесс

Экспонаты – самотканые полотенца, рушники, подзоры, наволочки, накомодные дорожки, шторы, салфетки и накидушки, украшенные цветочно-растительной вышивкой. Есть традиционные женские костюмы, чувашский и удмуртский, мужские рубахи с вышитым орнаментом. Выставку разделили на сельскую и городскую части, в первой поместили старинные расписные прялочки, сундук и икону, во второй – предметы городского быта середины ХХ века: этажерку, радиоприемник «Волна» конца 1950-х.

Куратор Татьяна Букина рассказывает, что в старину каждая девочка с 6–8 лет должна была начинать готовить себе приданое. Естественно, ей помогали в этом мама и другие старшие женщины, а на этапе вышивки могли присоединиться и подруги:

– Процесс был трудоемкий, в богатых семьях одних только полотенец готовили по 30–40. Были чисто прикладные, более грубые, которыми вытирали руки, и те, которыми вытирали лицо. А еще делались специальные свадебные полотенца, которые использовали в обрядах и во время венчания в церкви; они самые красочные, и отбеливали их более тщательно, и само полотно было тоньше.

Чаще всего, как рассказывает Татьяна Николаевна, на полотенца шел лен, позже переселенцы из южнорусских губерний привезли технологии обработки конопли, у которой и стебель выше, и выращивать ее куда проще. «Пример такой: мать с дочерьми за зиму могли наткать до 100 метров холста, который хранили в сундуках, а потом уже нарезали на полотенца и украшали вышивкой, – говорит куратор выставки. – Отбеливание ткани иногда длилось весь год. Старожилы в Солонешенском и Чарышском районах еще зимой выкладывали холсты на снег, присыпали, и пару месяцев эта ткань могла лежать, потом ее отбеливали раствором золы, а дальше били колотушками – этим обычно занимались дети у реки, когда купались.

Обмен идеями

Барнаульская вышивальщица Галина Тейтельбаум пришла на выставку в музей специально за новыми идеями и схемами. «У вас тут много схем для глади и разных швов, а мне нужен крест, – обратилась она к куратору. – Сейчас я вообще ищу информацию по истории вышивки крестом. Оказывается, она возникла в первые века нашей эры, ею украшали одежду, чтобы она служила дольше».

Похоже, что мастерицы и в старину обменивались схемами вышивок, иногда что-то упрощая или интерпретируя по-своему. Об этом говорят предметы, привезенные сотрудниками музея из многочисленных экспедиций по краю или переданные в фонды горожанами. Еще в сельской части выставки можно увидеть брокаровские узоры: в XIX веке парфюмерная фирма «Брокаръ и Ко» стала продавать дешевое мыло, а на обертке печатать схемы для вышивки (идея принадлежала супруге основателя фирмы). «Большей частью это были бутоны роз, – говорит Татьяна Букина. – Население охотно раскупало это мыло, и рисунки оказались широко растиражированы».

В городском зале младший научный сотрудник музея Александр Пилицкий обращает внимание зрителей на несвойственную нашим традициям европейскую вышивку белой гладью по белой ткани – она приехала на Алтай вместе с переселенцами из Владимирской губернии. «Утонченная работа и очень сложная», – отмечает Александр.

В музее рассказывают, что в начале ХХ века с ростом грамотности населения в России начинают выпускаться многочисленные журналы и брошюры по вышивке, в которых публикуют техники и схемы (примеры тоже можно найти в экспозиции). А в 1930–1940 годы мода на ремесло идет на спад: сначала его объявляют мещанством, а потом началась война. Новый, пусть и недолгий, расцвет случился в 1950-е, когда людям захотелось как-то украсить свой дом, но не было еще достаточно средств, чтобы что-то купить. Однако строительство массового советского жилья требовало новых декоративных решений, и вышивка как по-настоящему массовое увлечение надолго ушла в прошлое.

Выставка будет работать до 1 сентября.

Экспонаты разместили в том же пространстве, которое сотрудники АГКМ сотворили для прошлого выставочного проекта «Про цветы». Тогда они превратили свою экспозиционную площадку в «городской сад» с газонами, беседкой и шпалерными решетками и украсили его сотнями собственноручно изготовленных искусственных цветов. Зрителям обещали, что это оформление останется на весь год, преображаясь в соответствии со сменой сезонов, и слово сдержали: теперь этот сад – летний, а витрины сверху превратились практически в клумбы. Но эффектный антураж едва ли отвлечет от главного – удивительных произведений мастериц, живших на Алтае в разные эпохи.

Трудоёмкий  процесс

Экспонаты – самотканые полотенца, рушники, подзоры, наволочки, накомодные дорожки, шторы, салфетки и накидушки, украшенные цветочно-растительной вышивкой. Есть традиционные женские костюмы, чувашский и удмуртский, мужские рубахи с вышитым орнаментом. Выставку разделили на сельскую и городскую части, в первой поместили старинные расписные прялочки, сундук и икону, во второй – предметы городского быта середины ХХ века: этажерку, радиоприемник «Волна» конца 1950-х.

Куратор Татьяна Букина рассказывает, что в старину каждая девочка с 6–8 лет должна была начинать готовить себе приданое. Естественно, ей помогали в этом мама и другие старшие женщины, а на этапе вышивки могли присоединиться и подруги:

– Процесс был трудоемкий, в богатых семьях одних только полотенец готовили по 30–40. Были чисто прикладные, более грубые, которыми вытирали руки, и те, которыми вытирали лицо. А еще делались специальные свадебные полотенца, которые использовали в обрядах и во время венчания в церкви; они самые красочные, и отбеливали их более тщательно, и само полотно было тоньше.

Чаще всего, как рассказывает Татьяна Николаевна, на полотенца шел лен, позже переселенцы из южнорусских губерний привезли технологии обработки конопли, у которой и стебель выше, и выращивать ее куда проще. «Пример такой: мать с дочерьми за зиму могли наткать до 100 метров холста, который хранили в сундуках, а потом уже нарезали на полотенца и украшали вышивкой, – говорит куратор выставки. – Отбеливание ткани иногда длилось весь год. Старожилы в Солонешенском и Чарышском районах еще зимой выкладывали холсты на снег, присыпали, и пару месяцев эта ткань могла лежать, потом ее отбеливали раствором золы, а дальше били колотушками – этим обычно занимались дети у реки, когда купались.

Обмен идеями

Барнаульская вышивальщица Галина Тейтельбаум пришла на выставку в музей специально за новыми идеями и схемами. «У вас тут много схем для глади и разных швов, а мне нужен крест, – обратилась она к куратору. – Сейчас я вообще ищу информацию по истории вышивки крестом. Оказывается, она возникла в первые века нашей эры, ею украшали одежду, чтобы она служила дольше».

Похоже, что мастерицы и в старину обменивались схемами вышивок, иногда что-то упрощая или интерпретируя по-своему. Об этом говорят предметы, привезенные сотрудниками музея из многочисленных экспедиций по краю или переданные в фонды горожанами. Еще в сельской части выставки можно увидеть брокаровские узоры: в XIX веке парфюмерная фирма «Брокаръ и Ко» стала продавать дешевое мыло, а на обертке печатать схемы для вышивки (идея принадлежала супруге основателя фирмы). «Большей частью это были бутоны роз, – говорит Татьяна Букина. – Население охотно раскупало это мыло, и рисунки оказались широко растиражированы».

В городском зале младший научный сотрудник музея Александр Пилицкий обращает внимание зрителей на несвойственную нашим традициям европейскую вышивку белой гладью по белой ткани – она приехала на Алтай вместе с переселенцами из Владимирской губернии. «Утонченная работа и очень сложная», – отмечает Александр.

В музее рассказывают, что в начале ХХ века с ростом грамотности населения в России начинают выпускаться многочисленные журналы и брошюры по вышивке, в которых публикуют техники и схемы (примеры тоже можно найти в экспозиции). А в 1930–1940 годы мода на ремесло идет на спад: сначала его объявляют мещанством, а потом началась война. Новый, пусть и недолгий, расцвет случился в 1950-е, когда людям захотелось как-то украсить свой дом, но не было еще достаточно средств, чтобы что-то купить. Однако строительство массового советского жилья требовало новых декоративных решений, и вышивка как по-настоящему массовое увлечение надолго ушла в прошлое.

Выставка будет работать до 1 сентября.

>

КАРПОВА
Любовь Еще читают
 
По теме
Сегодня в программе мы подробно познакомимся с картиной "Мадонна Лаборис", или "Труды Богоматери" на примере репродукции В творчестве художника и в живописном, и в литературном часто используется язык притч.
Официальный сайт Министерства сельского хозяйства РФ сообщил об участии помощника ректора Алтайского государственного аграрного университета по связям с общественностью, д.ф.н.,